На главную страницу Координаты Поиск и карта сайта Виртуальная справочная служба




ОСТРОВКИ ТАТАРСКОЙ ЖИЗНИ ЗА ОКЕАНОМ

Диаспора эта немногочисленна -не сравнить с китайской, итальянской, турецкой или многими другими. Какой-то единой татарской диаспоры нет. Многие существующие ассоциации состоят в основном из людей старшего поколения, предки которых уже давно уехали из России, и их дети в большинстве своем по-русски не говорят. Есть поколение молодых татар, приехавших недавно из стран бывшего Советского Союза. Это - в больших городах: Нью-Йорке, Сан-Франциско, Лос-Анджелесе. В городах поменьше тоже есть наши соотечественники, но возможностей объединяться у них меньше (расстояния!), и, кроме того, они, скорее всего, будут считать себя единственными татарами "на местности" и даже не будут пытаться искать других. (Впрочем, обретшие большую популярность социальные сети в Интернете упрощают поиск соотечественников, и это частично решает проблему.)
Состав татарской диаспоры, приехавшей из стран бывшего СССР, также неоднороден: есть те, кто больше склонен считать себя русским, и те, кто пытается сохранить татарскую идентичность. Но вдалеке от родины осознание своей принадлежности к татарской нации происходит у многих - меняются даже те, кто ранее не интересовался татарской культурой, историей и языком. Конечно, есть люди, которые готовы ассимилироваться в стране пребывания, создав семью с представителем другой национальности и воспитывая детей американцами, то есть общающиеся дома только на английском и представляющиеся россиянами, русскими. Но большинство все же подчеркивают, что они - татары. Они объединяются и пытаются сохранить в нелегких условиях родной язык, культуру, традиции. Часто это происходит только потому, что находятся энтузиасты, готовые тратить на это свое время и организовывать других.
Диаспоры, и в частности татарская диаспора, сталкиваются с рядом проблем, о которых их соотечественники на родине, возможно, и не подозревают, но которые, на мой взгляд, заслуживают внимания влиятельных татарстанских кругов.
Во-первых, существует проблема языка. Многие татары, приезжающие в США из Казани или Уфы, не могут принять участия в жизни и деятельности существующих уже много лет татарских обществ именно из-за языкового барьера. Это - парадоксальная, абсурдная ситуация, но это реальность. Многие татары, приезжающие в США, начинают искать здесь своих (у кого-то просыпается зов крови, кто-то ищет поддержки в неординарной ситуации, в которой они оказались) - ведь влиться в русскую диаспору бывает сложно, поскольку корни и менталитет все-таки другие. Они находят татарские общины, приходят и понимают, что здесь надо говорить на татарском. Некоторых это отталкивает, некоторые начинают учить язык. Со мной во время татарской встречи в Сан-Франциско случился такой казус - ко мне подошла Суфия апа и начала общаться на английском (видимо, не слышала, как я общалась с другими на татарском). Поговорив немного, я спросила: "Но вы же говорите по-татарски?" - "Да, конечно, но я думала, ты не говоришь, потому что ты из Казани (!), и я не хотела ставить тебя в неудобное положение". Один мужчина на концерте в Русском культурном центре в Вашингтоне, узнав, что я татарка, спросил, говорю ли я по-татарски, и объяснил свой интерес тем, что он еще не видел татар, говорящих на родном языке (сам он из Москвы). Вообще, частенько приходится это слышать: "Как же ты красиво говоришь по-татарски, хотя ты и из Казани". И слышать это грустно.
Причина, наверное, в том, что в США приезжает молодежь в основном амбициозная и уверенная в себе.
Переучиваться им, может быть, лень, или это в какой-то мере задевает самолюбие, да и возможностей учить татарский язык, уже будучи здесь, не так много. Таким образом они, конечно, лишают себя роскоши общения с соотечественниками - почти родными людьми в чужой стране. Это плохо и для татар старшего поколения -теряется преемственность. Да и те небольшие доходы татарских ассоциаций, которые идут на обеспечение "татарской жизни", зависят от количества членов этих организаций. Татарские ассоциации в Нью-Йорке, Сан-Франциско достаточно сильные и активные, но и там сетуют на то, что в их организациях мало молодежи.
Те молодые люди, которые по каким-то причинам не учили язык в школе или в семье, но тем не менее осознают себя татарами и объединяются между собой, на своих встречах общаются в основном на русском языке, а это отталкивает от них соотечественников, не говорящих по-русски. Можно здесь все свалить на самих людей, но русскоязычной татарская молодежь стала все же не по своей вине, а в результате той языковой политики, которая проводилась в нашем недавнем прошлом, а также, наверное, по вине родителей. Решение этой проблемы видится в двух вариантах - повышение роли и уровня преподавания татарского языка на родине или обеспечение какой-то помощи желающим изучать татарский язык за рубежом.
Вторая проблема - недостаточная объединенность разных татарских ассоциаций, да и просто татар, живущих в разных штатах. Какой-то координации и сотрудничества, хотя бы в информационном плане, по стране нет. Хорошо, что есть возможности Интернета, но и здесь незадача - сайт татар в Америке, где поддерживался форум, закрылся из-за финансовых проблем. Если где-то что-то происходит по татарской части (например, гастроли татарских артистов), не все могут об этом узнать. Поэтому у Диляры ханум из Сан-Франциско такая мечта - она надеется, что у американских татар когда-нибудь будет своя газета. А Равиль Нигмедзянов, торговый представитель Татарстана в США, полагает, что для решения проблемы необходимо создание всеамериканской организации татар.
В-третьих, отсутствие государственной поддержки в организационных, культурных вопросах - на том уровне, на каком она имеется у других диаспор. Американские татары -граждане разных стран (Узбекистана, Туркменистана, Азербайджана, Латвии, хотя большинство, конечно же, из России), и они оказываются здесь как бы "бесхозными". Например, для русскоязычных при посольстве РФ организованы курсы русского языка, приглашаются артисты, проводятся русские вечера (русская культурная жизнь в больших городах вообще очень активная). Татарская же молодежь в Вашингтоне сталкивается с проблемой отсутствия главного -помещения для встреч. "Вашингтонцы" хотели организовать курсы татарского языка - и для взрослых, и для детей, но в их городе нет татарской ассоциации из ранних поколений эмигрантов, у которых было бы свое здание, и это многое затрудняет. Одни начинают ходить на турецкие мероприятия, другие - на мероприятия тюркоязычных диаспор из Казахстана, Узбекистана (мероприятия организуются посольствами этих стран). Но полного удовлетворения такие походы, конечно, не приносят. Я с подругами-татарками как-то ходила на концерт казахского фольклорного ансамбля в Кеннеди-центре в Вашингтоне. Американцы после концерта восторгались: что за чудо! Какая прелесть! Какие костюмы! А мы недоумевали - почему татары не могут приехать? Такое же впечатление было и после турецкого фестиваля, который традиционно проходит в сентябре. На одной из площадок выступали не только турецкие артисты, но и представители других тюркских народностей - удалось посмотреть и узбекский, и туркменский, и другие танцы и даже послушать якутских исполнителей, но татарских не было. Наверное, здесь многое зависит от инициативности самой диаспоры, но иногда ей требуется поддержка и со стороны родины, особенно в вопросах культуры.
В-четвертых, нужно признать, что татарские общества в такой многонациональной среде, как Америка, являются в основном уже смешанными, так как семьи в большинстве своем смешанные - даже если есть желание создать семью с соплеменником, в чужой стране это не всегда возможно. Особенно сложно девушкам - молодые люди могут позволить себе привезти татарскую невесту с родины. А дети в смешанных семьях татарский язык учат, только если оба родителя этого хотят. Данную проблему можно частично решить через татарские курсы и расширяя круг общения, так как дети, скорее всего, будут говорить на татарском, если только видят, что на этом языке еще кто-то говорит. Даже та же самая Суфия апа, которая с воодушевлением рассказывала мне, как они хранят татарские традиции, заметно погрустнела, когда я спросила, говорят ли дети на родном языке. Да, говорят, но уже не у всех.
В Вашингтоне дети представителей русской диаспоры имеют возможность ходить в русский садик при посольстве, учить русский язык (я была свидетелем объявления результатов конкурса среди школьников на лучшие сочинения на русском, где победителям в качестве награды вручили билеты на кремлевскую елку в Москве). А что может предложить в этом плане Татарстан? Татарские воскресные школы, если они есть, держатся лишь на энтузиазме отдельных активистов. Татарских учебников у них нет, литературу и периодику они не читают, и в итоге язык их остается на бытовом уровне.
И вот здесь я хочу рассказать об одной удивительной женщине Надежде Павловой, проживающей в г.Сан-Хосе, штат Калифорния. Она русская, но в роду у нее были и другие народности, а бабушка ее была татаркой. Прожив в США двадцать лет, она познакомилась с представителями татарской диаспоры, заинтересовалась татарским языком и начала составлять для себя татарскую грамматику. Поскольку у нее лингвистическое образование, она подошла к этому делу профессионально и принялась составлять правила, таблицы.
Сама Надежда говорит, что решила просто систематизировать материал, поскольку у нее не было никаких материалов для изучения языка. Поделилась этим и с другими людьми изучающими татарский, а таких в Сан- Франциско несколько человек, в 1 числе американка с польскими корнями Анита Клочковска (у которой бабушка была польской татаркой и которая, как оказалось, удивительно красиво поет татарские песни) и американка норвежского происхождения Дженифер, которая вышла замуж за казанского татарина Рината. У них трое очаровательных малышей, которые также учат татарский и поют в детском татарском ансамбле. На мой вопрос: "А зачем вам татарский?" Дженифер ответила: "Ну как же, муж ведь татарин, а его семья не говорит по-английски, и нам надо учить либо русский, либо татарский - мы выбрали; татарский". Надежда считает, что, грамматикой, которую она составляет (она хочет ее опубликовать), вполне могут воспользоваться и татары, ведь многие из них не знают родного языка. Кроме того, Надежда пишет стихи. Вот одно из ее стихотворений.
ТАТАРСКИЕ ПЕСНИ
Диляре Капаноглу, человеку большой души, моему учителю татарских песен с благодарностью за ее неустанное стремление сохранить татарскую культуру и возродить дух и гордость татар.
Вчера я вдруг услышала слова
Слегка гортанной, позабытой речи,
И на ресницах дрогнула слеза
От неожиданной и долгожданной встречи.
Я помню, совсем маленькой была,
Когда мне бабушка напела эти песни.
Но я забыла странные слова
Далекого и радостного детства.
И вот теперь, спустя так много лет,
Пою я песни, что народ безмолвный
Слагал, презрев неправедный запрет,
Про родину свою, про дух свой вольный.
И что-то поднимается во мне
И закипает жаждой новой жизни.
Пока народ поет, живут в душе
Любовь и гордость за свою отчизну.
Возможно, я устала опускать
Свои глаза и быть рабом по сути.
Сегодня я встаю, чтоб петь опять
И пробуждать татар от сонной мути.
И пусть слова летят через века,
Напоминают нам про дни былые,
И, может быть, нам обрести пора
Достоинство, что где-то обронили.
Пора бы вспомнить, кем мы рождены.
Пусть темноту рассеет месяц-свет.
Ведь только мы теперь решать должны,
Какие песни наши внуки будут петь.
Так пусть звенят они и трогают сердца
Напевностью, невысказанной болью,
Ведь в песнях тех татарская душа,
Надежды, чаянья,тоска по воле вольной.

Энтузиазм и увлеченность этих людей восхитительны, но на самом деле за ними стоит еще одна удивительная татарская женщина - Диляра ханум Капаноглу. Она из Казани, и, как и многим городским детям, ей не удалось получить образование на татарском. Тем не менее язык она знает и пытается привить любовь к нему своим детям - семилетним Нури и Умид. Дома дети общаются только на татарском. Мне было интересно понаблюдать, на каком языке они говорят, когда родителей нет рядом (все-таки начали ходить в англоязычную школу), - дети общались между собой исключительно на татарском.
Муж Диляры ханум - Джунайт абый, из тех татар, которые родились уже за пределами России (он родился в Турции). Он жил и в Японии, и в Турции, получил образование в США и живет там большую часть своей жизни. Джунайт абый говорит на шести языках, но считает, что дома люди должны говорить на своем родном языке. Эта семья удивительно открыта и гостеприимна. Диляра ханум имеет музыкальное образование, часто приглашает к себе в гости артистов, пытается установить и сохранить связи с родиной, организовать и объединить всех татар. Ее преданность татарским традициям и культуре и энтузиазм действительно достойны восхищения. Она сумела организовать здесь татарский ансамбль. При всем при этом она скромный и очень приятный в общении человек, как и ее муж. Утверждает, что не смогла бы организовывать концерты и вечера, если бы не апалар, которые с таким же энтузиазмом разучивают новые татарские песни. Апалар также удивительны. Например, Умид апа, которая родилась и выросла в Японии (она наполовину японка). Услышав, на каком красивом татарском она общается с Дилярой ханум, я поинтересовалась, как ей удалось так хорошо выучить язык. Она ответила очень просто: "Эткэй татар иде бит" ("Папа же был татарин"). На том татарском мероприятии, на котором мне удалось побывать, Умид апа спела песню "Кезге ачы жиллэрдэ". Я уже перестала удивляться. А американских гостей и организаторов больше всего поразила песня, спетая детским хором "Кэрия-Зэкэрия". А завершилась презентация, конечно же, песней "Туган тел".
Но даже при всем своем энтузиазме эти маленькие островки татарской жизни в США нуждаются в поддержке со стороны "большой земли" - их исторической родины, Татарстана. Не случайно при входе в здание татарского общества в Сан-Франциско висит карта нашей республики, хотя родившихся и выросших в Татарстане в этом обществе всего несколько человек. Им нужно чувствовать культурную и духовную связь с родиной. Выжить в другой стране, которая пусть даже и настолько доброжелательна к другим культурам и образам жизни, без связи с национальной родиной сложно. Связь эта могла бы быть полезной и для республики -ведь эти люди представляют татар и Татарстан на мировой арене, знакомя других людей с татарской культурой и историей как на презентациях, так и в повседневной жизни, служат надежными мостиками Татарстана в мир. Причем делают это добровольно и бесплатно. Нужно учесть, что и человеческий капитал диаспоры достаточно высок - в основном это талантливые, образованные, целеустремленные и "пробивные" люди - как старшее поколение, так и молодое. Многие получают качественное образование, осваивают новейшие технологии, набираются опыта работы в интернациональной среде и приобретают друзей и связи в самых разных сферах. Даже оставшись жить на новом месте, они продолжают считать себя гражданами страны, в которой выросли. Осознание ценности диаспор подталкивает многие страны к выстраиванию политики сотрудничества с ними. И здесь, наверно, важно прежде всего поддерживать энтузиазм, инициативность и заинтересованность самой диаспоры, которая обладает достаточно большим потенциалом.
Рамзия ШАКИРОВА,
докторант Университета Джорджа Мейсона, США.



Главная

О нас

Новости

Наши услуги

Конкурсы

Обратная связь

Электронный каталог

Продлить книгу

Независимая оценка качества услуг

Cоветуем почитать

В мире прекрасного

Читателям

Коллегам

Информационные ресурсы

Великая Отечественная

Альтернативный сайт

Мы в социальных сетях:

Поделиться в сетях







Афоризмы






Портал Library.Ru БИБЛИОNET – каталог библиотечных сайтов 1-я Виртуальная справка РБА

Праздники сегодня

Рейтинг@Mail.ru

Ссылка на наш баннер
Сайт Республиканской юношеской библиотеки Татарстана








© РЮБ РТ. Перепечатка только с разрешения. Ссылка на сайт обязательна. Ресурс работает с июля 2003 г.